Ящик «Цимлянского» и всех обратно, или «Портрет Дориана Грея» глазами гопника.

Oscar Wilde knows better.

Есть одна вещь, которой этот сайт периодически пытается стать; в частности, личным блогом. Ну, то есть, он частично и задуман, как личный блог, но ваш покорный словоизвергатель пытается по возможности быть кратким и непредвзятым.

И тут так всё сложилось, что конкретно эту запись сделать стоит, хотя бы чтобы идущие по нашим стопам знали, на что идут.

Вокруг меня нынче неким своеобразным образом горят поля фандомного ковыля, поскольку неожиданным образом народ начал открывать для себя Олега Евгеньевича Меньшикова. Тут стоит сказать, что этим народ занимается только на моей памяти лет так двадцать (на самом деле больше, но более двадцати лет назад я не так следила за происходящим, да и интернетов в нынешнем состоянии не имелось). Несколько недель вокруг меня кричали о том, что всё тлен, киноискусство бездушно, и вообще — надо идти за настоящим опытом в театр.

Ну, тут ведь как.

Театр лично для меня — место проклятое. Практически всегда, когда я ходила в театр, в последний момент необратимо менялся состав, отменяли пьесу, рядом сидели какие-то странные пьяницы, мне не было ни черта видно… ну или это был «Борис Годунов» с режиссурой Богомолова, от которого у меня театр отсох года на три. Допускаю, что я в некотором роде бездушное быдло, не понимающее истинного искусства, но, чёрт подери, искусство в моём понимании должно давать красоту, а не вот то, что у Богомолова. Да, существуют определённые жанры, которые призваны именно эпатировать и “бить” по восприятию зрителя… но не ногами же.

Богомолов ещё будет упомянут в этом рассказе. Здесь же оговорюсь, что нижеследующий текст — не столько рецензия, сколько личный отзыв для тех, кто близок мне по духу и вкусам. Потому специально подчеркну, что где-то внутри интеллигентной Док сидит злобный гопник со своим чувством прекрасного, и часть этой записи будет от его лица.

Два дня до спектакля.

Друзья: Ты что, в театр, да с пустыми руками, надо что-то притащить в дар ОлегЕвгеньичу.

Док: …ну не цветы же?

Гоблин (погуглив): Ему тут квартиры дарят бабки. Мы не переплюнем.

Фанаты: Он шампанское любит.

Гопник внутри Док: Гыы, “Цимлянского” притащить!

Гоблин: ...в целом, нас с ним даже в театр пустят.

Гопник внутри Док: А если не понравится, всегда можно самим под кустом высосать.

Прошу во всём винить Оскара Уайльда. С тем, насколько нежно я люблю его “Портрет Дориана Грея”, в театр им. Ермоловой на его постановку я шла, как готовый к бою последний воин мёртвой земли. В отзывах и рекламе был обещан “зелёный экран” и видео-инсталляции; сколь бы сильно я ни подозревала себя в ханжестве, конкретно в этой версии абсолютно все эти ходы с моей точки зрения были совершенно уместны. Я всегда говорила, что Уайльд современен многим эпохам, и эта постановка только укрепила меня во мнении.

В зале, к моему некоторому ужасу, были люди, которые совершенно серьёзно не читали первоисточник, так что — спойлер: сама идея того, что лорд Генри выступает невольным творцом Дориана Грея, показана очень чётко. Зеркальные жесты, похожая одежда… даже “портрет” в его искажённой версии — это уже не образ Дориана, это искорёженная тень Генри. Сам лорд — это вечно присутствующий, вечно комментирующий, конспектирующий, подсказывающий демон, но даже он в некоторых моментах кажется человечнее Дориана. Он шутит, он журит, он бесится, но некоторые пути, которыми идёт Дориан, чудовищны даже в его понимании, и вот за эту грань, которую действительно удалось показать, низкий мой поклон. Кроме шуток, мне, кажется, вернули вчера театр; так шарахаться, как я это делала по следам предыдущего опыта, я уже не стану.

День спектакля.

Чиффа: А когда тебе в театр?

Док: Часов в пять выезжать надо будет.

Чиффа: Когда закончится — позвони… и НЕ СМЕЙ СБЕГАТЬ С АНТРАКТА, А ТО ЗНАЮ Я ТЕБЯ!

На самом деле, после того, что произошло в самом начале пьесы, я сразу и заочно простила этой постановке всё. Потому что пролог к “Портрету…” я знаю практически наизусть, и если и будет когда-то на моём теле татуировка, то это будет именно этот текст. Так что во тьме сцены скрипучий и совершенно неузнаваемый голос лорда Генри произнёс: “Всякое искусство совершенно бесполезно”, и дальше они в принципе могли и не играть: моя дешёвая душонка уже принадлежала им.

Как настоящая зануда, я обязана сказать о некоторых технических моментах. Все искажения текста в постановке — в рамках допустимого, все вставки музыки — по теме, а экраны и ненавязчиво маячащий на заднем плане мусорный бак, в который без сожаления сваливают трупы погубленных Греем людей — гармоничная деталь.

Что было по-настоящему плохо: звук. Мне стоит сходить и посмотреть этот спектакль ещё разок, уже не с первого ряда, чтобы просто оценить, насколько всё скверно в другие дни. Справедливости ради, в ключевых моментах всё было в порядке, но, друг мой звуковик: ты не выключаешь микрофон худруку и директору театра, просто не надо. Он, конечно, и без этого голосом “добьет” до задних рядов, но, серьёзно, или микрофоны поменять, или кабель. Или звукорежиссёра.

Звук: (пропадает)

Лорд Генри: (размашистым шагом, поигрывая тростью, уходит со сцены)

Гопник внутри Док: Пошёл звуковика бить, точняк.

Что касается собственно игры, то тут я никого не удивлю. Сам Олег Евгеньевич особенно живой и светло горящий, когда его персонаж сатанеет и злится: эта вот нужная искра в глазу сразу появляется. Дориан Грей (Сергей Кемпо) — фактически, его кривое зеркало, только злее и инфантильнее. Ко всему прочему, есть такая долгоиграющая шутка, что “надо как-то сделать, чтобы шли не только на Меньшикова”. Абсолютно весь второй план — чистое золото, господа. Момент, когда на сцене сидят и обмениваются уайльдовскими остротами нынешний и бывший худрук театра, бесценен, равно как и хороши решительно все действующие лица. Бэзил и его признания, Кэмпбелл и его ярость… знаете, когда (да, именно что “когда”, а не “если”) я в следующий раз пойду в этот театр, я пойду к ним. Состав вы можете посмотреть тут, и они все прекрасны.

Мне показалось, что в самом тексте, к слову, были импровизации, но это, опять же, покажет повторный просмотр. Я не уверена, что отсылка к фильму “Оно” была так же задумана в изначальной постановке, как и параллель с “Во все тяжкие”. Я не считаю удачными некоторые из реплик, отошедших от первоисточника. Но вместе с этим всем, уже в комплексе, у меня после спектакля ощущение, как после хорошей медитации: полного внутреннего равновесия. И вот за это всем в театре — огромное моё спасибо.

После спектакля. Служебный вход. На перилах, как на жёрдочках, сидит и курит молодая часть труппы.

Гоблин: Мне стыдно, что я не могу у них автограф взять.

Гопник внутри Док: Мне жаль, что у меня с собой не ящик “Цимлянского” на всех.

Гоблин: Было бы, на чём подписать…

Док, спокойно доставая открытки: Есть.

Гоблин: !!!

Труппа: А у нас вот маркеры есть!

Док, спокойно доставая маркеры: У меня тоже.

Труппа, с уважением: ПОДГОТОВЛЕННЫЕ ПРИШЛИ!

Олег Евгеньевич: (пролетает на бреющем, на секунду замирая, чтобы оценить обстановку и принять цветы у одиноко стоящей поодаль дамы)

Бэзил а.к.а. Ярослав Рось: (пытается на середине своего автографа обильными жестами и междометиями перевести наше внимание на стремительно убегающего худрука)

Гоблин: Вы подписывайте, подписывайте, не отвлекайтесь.

Труппа: Вы там ликёро-водочное хотели худруку передать, да? ДАВАЙТЕ НАМ.

Док: А хоть бы и вам.

Баба Яга внутри Док: ЗАСЛУЖИЛИ, ЧОРНЕНЬКИЕ!

Труппа: Мы передадим, давайте, чего уж.

Охрана: Только вы подпишите хоть как-нибудь?..

Док: Да нахрена подписывать, бутылка и бутылка.

Охрана: Пишите: “Бутылка!” — и подпись.

Док: “Спасибо, что не Богомолов!”

Труппа: “Спасибо, что живой!”

Тут мне надо сказать ещё спасибо Антону Колесникову, которого я запомню не столько за растворённый в зелёном экране труп, сколько за то, как бережно он держал на весу жбан с blanc de blancs, пока я таки надписывала своих спасибов по верху — да и всей благодушно похохатывавшей с нами труппе. Что-то в моей чёрной душонке потеплело и раскрылось легкомысленными цветочками от одного того, что новое театральное поколение у нас далеко не выглядит потерянным.

Засим, пожалуй, и откланяюсь — пока что. В запасе у меня ещё есть немного рассказов и про театр, и про музыку, так что не прощаюсь.

И да, господа. Театр не так уж и проклят, как мне казалось раньше. На очереди — Шекспир, а там — как покатит.

Искренне ваш,
театральный гопник

Док

4 thoughts on “Ящик «Цимлянского» и всех обратно, или «Портрет Дориана Грея» глазами гопника.

  1. большое спасибо за отзыв! я сама зареклась ходить у нас в театр после пары раз, когда кровь лилась из глаз и из ушей не переставая все 2 часа, но тут подумываю сходить.
    с Меньшикова не горю (пока), зато истово люблю Уайлда, и давно хотела увидеть на сцене именно Портрет (некогда именно с пролога меня и унесло).
    у меня один вопрос: у этой постановки 1 состав? а то постоянно везде попадаю на второй состав, утомило, ей-богу. благодарна буду, если подскажете.
    удачи с Шекспиром (вот тут я совсем абсолютный сноб, так что дай бог постановка и в этот раз зайдёт)

    1. Спасибо на добром слове! Оно… странное, на самом деле. И — да, состав там один. Я-то Олега Евгеньевича исключительно с уважением воспринимаю, до горения тоже далековато, и потому склонна считать, что понравилось именно из-за Уайльда и состояния полностью открытого сознания. Тут очень своеобразная режиссура и подача, кое-какие эффекты с теми же исходными идеями можно было бы сделать иначе, в фойе кто-то бурчал, мол, ах, зачем там дева пела… но мне на уровне ощущений понравилось. Кабы ещё не звуковик, отлично бы было.

      1. ну всё, билеты куплены, пути назад нет.
        спасибо, что сподвигли. не зря сталкерю вас в интернетах столько лет)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *